Задержана женщина, ударившая АТОшника молотком в оперном театре. Что об этом говорит сама правонарушительница?

Женщина два раза сбегала от следствия. По ее словам, она просто была напугана. До объявления подозреваемой в розыск она находилось под санкцией домашнего ареста, теперь поднимается вопрос об избрании более жесткой меры пресечения. Более того, статью, по которой она привлекалась к ответственности также возможно переквалифицируют. Сама правонарушительница своей вины не осознает и озвучивает свою версию произошедшего.

Инцидент произошел осенью 2016 года в оперном театре Днепра. Вот, что об этом тогда писали в СМИ:

Первый свой побег правонарушительница совершила во время уголовного производства. Она пару раз посетила следователя, после этого исчезла. Ее задержали на границе и доставили в полицию, в итоге применив меру пресечения в виде домашнего ареста. Но, она опять убежала и была объявлена в розыск в мае 2017 года.

«Сегодня полиция получила санкции на обыск. Подозреваемая не открывала. Пришлось взламывать дверь с помощью сотрудников ГСЧС. Женщина закрылась на замок еще и в комнате. Она была задержана и доставлена в Днепровский отдел полиции. Женщина объяснила, что пряталась от следствия в связи с тем, что ей угрожали, в том числе и пострадавший.

Сейчас она находится в отделении полиции. Следователь проводит соответствующие действия для переквалификации дела на более тяжелую статью — «хулиганство». Будем идти в суд с просьбой о замене меры пресечения с домашнего ареста на содержание под стражей», — сообщила Анна Старчевская, спикер ГУНП в Днепропетровской области.

Подозреваемая считает себя жертвой и приводит свои аргументы. Рассказывает, почему у нее в сумке оказался молоток, и от кого вынуждена была защищаться.

Почему Вас задержали?

«Кравченко в театре на меня напал, избил. Перед этим в первом антракте он меня оскорблял, обзывал меня сукой, его спутница обзывала меня тварью. Я ему сделала замечание и сказала, что я тебе не сука, а порядочная русская женщина. Он мне сказал, что ты гнида, мы таких гнид на Востоке отстреливаем. И опять с особой злостью начал кричать мне вслед: «Сука… сука…», что-то там про Донбасс. Я вообще-то живу в Днепропетровске и никакого отношения к Донбассу не имею, и не имела, собственно говоря.

На этом не закончилось. Во втором антракте они решили отследить меня, найти на балконе. Я пересела, кстати, сменила место. И вот эта девица на меня напала. Она сначала пришла, забежала, увидела где я сижу. Я там сидела, книжку читала 5 минут, они в этот момент занимались тем, что отслеживали, где я нахожусь.

Она ногой выбила у меня книжку, начала кричать: «Террористка, сепаратистка». От нее пахло этиловым спиртом, когда она эти реплики совершала. Девица напирать начала на меня. Я поняла, что дело идет к какой-то неадекватной разборке. Я, чтобы ее остановить, оторвала ей хлястик, цепочку, руками я ее не трогала. Но зато она меня стукнула и очки разбила. Потом она сказала: «Ну подожди, щас мы тебе устроим». Я осталась сидеть, я никуда не ушла, потому что я, в принципе, не думала, что все опять продолжится.

Забежал этот товарищ и начал меня без слов избивать. Избивал меня, как мужика, я была заблокирована ручками кресла, я уже буквально чуть ли не на пол сползла, потому что ни направо, ни налево, ни вверх — я не могла от него никуда деться. Он меня методично бил. Как будто я какой-то мужик. Я пыталась его отпихнуть ногами, но, вы понимаете, когда мужчина нападает, еще когда ты находишься в таком беспомощном состоянии, что никуда от него не можешь деться.

Там какой-то мужчина подскочил, его оттащил, но я уже была в таком состоянии, как любой избитый человек, мне просто хотелось и дать сдачи, и постоять за себя и просто, чтобы это не повторилось. Ни жалости, ни сострадания, никаких движений совести с его стороны не было.

С какого момента Вы начали носить с собой молоток?

Вот, когда вечером собралась, потому что я понимала, что поздно, могут напасть. Я уже тогда понимала, что вокруг меня такая ситуация нехорошая, напряженная. Я как приехала летом с Крыма, сразу началось какое-то преследование.

Кроме того, какие-то темные личности меня разместили еще в 15-м году на «Миротворце». И я думаю, что вот это преследование в театре было связано именно с тем, что они начитались этого пакостного сайта. Я никакого отношения никогда не имела к политике. Я живу обывателем, торгую. Угрозы были, обещали голову мне оторвать, потом вот этот случай в театре…

Не проще ли было написать заявление в полицию?

После этих побоев я была очень сильно напугана. Я просто собрала вещи и уехала. Я была избита, у меня были следы побоев, но я их сняла на свою мобилку. У меня есть запись, где у меня опухшая рука и разбитая, у меня до сих пор коленка болит. Потому что он меня избивал, по всему телу наносил удары хаотически кулаками. Я не сняла побои из-за своего страха.

Когда мы находились в отделении, он, не стесняясь сотрудников полиции, подходил ко мне и показывал жестом, мол тебе конец. Прибежали еще трое крепких мужчин в камуфляже с автоматами. На меня смотрят, как на врага, говорят: «Ууу, затаилась сепаратюга!». Что я могла сделать? Я не сняла побоев, в итоге я не могу себя защитить. Что я могла сделать? Я читаю их показания – они лгут. Я напала, я такая сякая.

Но у меня до этого была другая совершенно ситуация. Она связана с поведением соседей, с тем, что на Тополе наркоаптека существует. Что мне передали угрозы, что мне оторвут голову, что меня захватят. У меня тогда тоже был большой страх.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • 7
    Поделились

Инна Листофорова

Редактор сайта "Акцент", журналист

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: