«Вы что, не можете сесть на маршрутку и проехать в спецсадик?», — готовы ли родители к инклюзивной группе в детском саду?


Какие шансы у особенных детей приспособиться в обществе? В одном из детских садов Днепра остро стал вопрос о пребывании в группе ребенка с аутизмом. Родители здоровых детей взбунтовались против инклюзивности, о которой просили родители особенного ребенка.

В детский сад №309 девочка с особенными потребностями ходит уже около полутора лет. Сейчас Наде 4 года. О том, что у ребенка отклонения, родители начали подозревать давно, но окончательный диагноз малышке поставили только летом.

Узнав о том, что родители этого ребенка подали заявление о создании на базе существующей группы — инклюзивной, остальные родители ополчились. Так как считают, что их дети страдают и недополучают знания из-за присутствия в группе такого ребенка. Все свои претензии и предложения изложили в весьма своеобразном письме, которое адресовали заведующей садика «Зернятко»:

«Письмо – это уже был крик души родителей, потому как полтора года родители наблюдали за этим ребенком еще с яслей. Надя себя ведет, мягко сказать, агрессивно по отношению к детям. Детки слушают воспитателя, который ведет занятия, а она в это время может бегать, прыгать, визжать, она может упасть и кричать. Детки маленькие 2,5 – 3 года, естественно их это начало пугать и настораживать», — говорит Светлана Броварнюк, мама малыша, который ходит в детский сад №309 «Зернятко», группа «Калинка»

Светлана Броварнюк

Какое-то время родители переменно с этим всем мирились, но узнав о возможном создании инклюзивной группы не стали молчать.

«Мы узнали, что за нашими спинами родители Нади активно продвигают программу, чтобы на базе нашей группы сделать инклюзивную группу. Мы считаем, что статус группы должен определять не один родитель, как они решили, а коллектив сообща. Как бы я поступила на их месте – собрала бы родителей, сказала бы: поймите, простите, войдите в ситуацию, и давайте как-то приходить к общему знаменателю. Они пошли по наименьшему пути сопротивления. Они пошли в Департамент, бедные, несчастные,  — одни мы, как оказалось, изверги. У нас было родительское собрание, почти все пришли, у нас было единогласно, все поддержали это письмо. Нас статус инклюзивной группы не пугает. Нас пугает то, что за нашими спинами за нас решают», — поясняет Светлана Броварнюк.

Однако диалога не получилось. Мама Нади Наталья Кузнецова приняла решение воспользоваться своим законным правом. Согласно законодательству  разрешение со стороны других родителей не требуется. Но вот родительский коллектив такому повороту событий не обрадовался.

«Это был обычный день, я привела ребенка в сад. Меня отвели две мамы из родительского комитета и с улыбкой вручили это письмо. Мы знаем, что вы написали заявление, но мы против инклюзивной группы. Мне в глаза никто не подошел и не сказал, что от вашего ребенка страдают наши дети. Есть дети, которые ее обходят стороной, есть девочки, которые ее обнимают. Дети – это чистый лист, они открыты к информации. Это мы, взрослые, им промываем мозг: этот рыжий, этот в очках, этот без ноги, тот идет дергается странно», — рассказывает мама Нади.

Наталья Кузнецова

В сентябре Наталья Кузнецова принесла в садик все необходимые справки. Надя прошла комиссию, которая определила, что ребенок не склонен к проявлению агрессии. До ноября ребенок посещал детский сад, как говорит его мама, без каких-либо претензий со стороны родителей. Сейчас возражения появились:

«Хочется, чтобы всем было хорошо. Но в инклюзивной группе должно быть не более 15 человек. Куда детей остальных? Компромисс мне кажется в том, чтобы сесть с родителями по-доброму обсудить, понять, что девочке действительно нужен квалифицированный садик, просто ее перевести и не будет проблем у нас», — добавляет Елена Казаринова, мама ребенка, который ходит в группу с Надей.

Елена Казаринова

Родители других детей считают, что Наде нужен специализированный садик, где ей будут уделять надлежащее внимание.

«Воспитатели у нас руками разводят, они не знают, как обращаться с такими детьми, не успевают за остальными смотреть. Детей Надя не обижает, просто у них своя компания, они с ней не дружат»,  говорит Елена Казаринова

Но это не выход, утверждает отец Нади:

«Мы не можем просто сидеть дома, закрыться и получать глубокую инвалидность, при которой мы просто не будем социализированы, и у нас не будет никакого шанса», — увенрен Александр Кузнецов, отец Нади.

Александр Кузнецов

В последнее время Надя посещает садик вместе с мамой, которая старается регулировать поведение ребенка. Девочка не проводит целый день в дошкольном учреждении, но и эти пару часов играют свою немаловажную роль в общей адаптации ребенка, говорит Надин папа:

«Мы ходим с 8-ми и в 10 мы уже дома. Мы не нарушаем тот процесс, который изложен в письме. Мы пришли, полепили что-то, поприсутствовали, попили чай, скушали бутерброд и ушли обратно. Мы занимаемся дома и проходим в частном центре терапию, мы не сидим сложа руки. Но без этого шага дальнейшие наши действия, они просто бессмысленны. Мы можем получить глубокого инвалида, который не сможет себя обслужить и задать элементарный вопрос. Мы шли к этому вместе с заведующей и методистом в течении полугода. Мы получили диагноз и следующим этапом развития ребенка было открытие инклюзивной группы».

Мать с ребенком

Родители Нади не теряют надежды на взаимопонимание родителей других детей:

«Мы готовы пойти на диалог, рассказать, попробовать с ними. Очень хочется, чтобы у нас с ними была общая цель. Не Надя, а общество в целом. В том, чтобы мы могли открыть свое сердце и подать руку помощи тем деткам, которые в этом нуждаются и которые тоже имеют права на то, чтобы быть полноценными членами нашего общества», —  говорит Александр Кузнецов, отец Нади.

Как оказалось, вопрос не только во взаимопонимании между родителями. В таких группах должен быть тьютор, квалифицированный специалист, который будет находиться с ребенком. Его еще поискать надо. Но механизм запущен, говорит руководство сада, более того, большая часть вопроса решена:

«Данная ситуация полностью решена. Ходатайство на открытые инклюзивной группой подписано. Ставка помощника воспитателя уже выделяется. Инцидент исчерпан», — Елена Юрьевна Сичик методист детского сада, и.о. заведующей

Елена Юрьевна Сичик

Хоть на пути воспользоваться законными правами и возникли сложности в виде письма родительского коллектива, но такая их инициатива не смогла в итоге ничего решить. Только потраченные нервы.

«Мы как ходили, так и ходим, никто нас оттуда выгнать не может. Хотя на собрании говорили: «нас 30, она одна, о чем тут речь идет». Нам говорили: «Вот, другие родители в спецсады сдают, а вы что, не можете сесть на маршрутку и проехать в спецсадик? Что вы вцепились?» —  рассказывает мама Нади.

Родители боялись, что расформируют группу, но страхи оказались пустыми. В Департаменте гуманитарной политики успокоили – ничего не поменяется, количество детей в группе останется тем же:

«Если б инклюзивную группу организовывали с самого начала, то действительно, там не должно было быть больше 15-ти человек. Но на данный момент, Надя была воспитанницей этой группы уже на протяжении года. Родители пожелали на базе именно этой группы продолжить посещать садик. Отказать мы им не можем.

Инклюзивная группа уже создана на базе группы №1. Родителям такого ребенка не может быть отказано ни в коем случае. Уже введена должность помощника воспитателя, но пока такого человека нет, мы ищем»,  —  пояснила Оксана Олешко,  главный специалист отдела учебной работы управления образования Департамента гуманитарной политики Днепровского горсовета.

В Департаменте гумполитики Днепра прокомментировали и само письмо родителей:

«Это обращение было достаточно эмоциональным, так как они не понимали, что такое инклюзивное образование, они боялись расформирования этой группы»,  — говорит Оксана Олешко.

Закон об инклюзивном образовании в Украине приняли в 2016 году. С тех пор дети с особыми потребностями социализируются за счет обучения в классах и группах, где основная масса детей здоровы. Оксана Олешко привела немного статистики:

«Количество детей с дефектами развития сейчас очень сильно выросло. В детских садах открыто уже 6 инклюзивных групп, среди которых 9 особенных детей. В средних школах таких детей 198. Вопрос инклюзивного образования есть приоритетным в Украине, он исключает любую дискриминацию. Нам приходится не только работать с особенным ребенком, а и внедрять толерантное отношение общества».

Читайте также : Сколько зарабатывает на новых остановках семья Григоруков?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Инна Листофорова

Редактор сайта «Акцент», журналист

«Вы что, не можете сесть на маршрутку и проехать в спецсадик?», — готовы ли родители к инклюзивной группе в детском саду?: 1 комментарий

  • 29.11.2017 в 23:36
    Permalink

    Ну не могли 30 человек просто так ополчиться против больного ребенка, на это должны быть свои причины. Если «особенной» девочке не подходит этот детский сад, если она не идет на контакт с детьми и замкнута, если у нее проявляется сопротивление в виде истерик и прочего, то зачем издеваться над ребенком? Родители должны думать прежде всего о благополучии своего «особенного» ребенка, а не о своем удобстве. Я так понимаю что ходят в этот сад только потому что он рядом. Девочку искренне жаль, родители явно не думают о потребностях своего ребенка. Вместо того, чтобы отдать ребенка специализированное учреждение, они, ради своих принципов, готовы идти против всех, и против интересов своего ребенка в первую очередь. Ну и 30 обычных детей в группе, и еще один ребенок с аутизмом, это капец, можно только посочувствовать воспитателям. Ясно же что воспитатели не смогут уделять должное внимание ребенку с аутизмом, тем более если у них нет такой практики и они не знают как себя с ней вести.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: