Кто защитит 3-А? В школе не могут справиться с агрессией одного ученика

В криворожской школе №121 родители устроили забастовку из-за регулярных побоев, которые устраивает их детям одноклассник. На прошлой неделе они не пустили своих детей на занятия. Как бороться с дебоширом уже не знают. Те, кто курирует учебный процесс, в поисках компромисса разводят руками. Прийти к нему стороны пока не могут.

Регулярные детские жалобы на поведение своего одноклассника заставили родителей вмешаться. По словам детей, он их не только обижает, может и руку поднять. В 3-А мальчик появился в сентябре, с тех пор, все и началось:

«К нам поступил новый мальчик, начал бить детей, плевать в тарелки, душить», – рассказывает бабушка ученика 3-А класса.

«Мою дочь он потыкал карандашом. На руке остались белые пятна», – добавляет мама одной девочки из 3-А.

«Мы сидели на уроке, я писала, а Гриша не хотел писать. И он начал меня по руке бить», – дополняет мамин рассказ одноклассница мальчика. Гриша — это вымышленное имя, тем не менее, история целиком правдивая.

«Я нашел его листочек, поднял, хотел ему отдать, а он подумал, что я хотел посмотреть его оценку, взял и накинулся своими когтями», — говорит одноклассник Гриши.

«Мой сын пошел в туалет, вместе с ним зашел Гриша. Мой ребенок говорит, что хотел сходить в туалет, а Гриша его потрогал ниже пояса. Он его оттолкнул, в ответ Гриша накинулся и вцепился в лицо ногтями. В итоге расцарапал под глазами кожу», — мама ученика 3-А класса.

«Он сегодня их ручкой тыкает, толкается, крутит уши, душит, а что дальше будет?», – опасается одна из мам.

«Только звонит классный руководитель у меня уже начинается чуть ли не приступ, мало ли что он может сделать», – нервно говорит другая мама.

Именно так родители учеников 3го класса описывают взаимодействие своих чад с Гришей. Его мама в своем ребенке души не чает и считает, что родители сами нагнетают обстановку. По ее мнению, у них есть на это свои причины:

«В классе дедовщина. Он не поддался приказам своих одноклассников, он побежал на 3й этаж, не выполнил то, что от него требовали. Когда я поднялась, он держался за голову, говорил, мама, мне больно. Это был первый раз, когда его избили одноклассники».

Это произошло в первый же день учебного года. После этого мама Гриши написала заявление в полицию, в результате чего, по ее мнению, родители обозлились. С этого момента и потянулась цепочка бесконечных жалоб на мальчика директору и местным вышестоящим образовательным органам.

Но, как оказалось, регулярные жалобы и заявления родителей не могут дать ничего. Законодательно решить вопрос так, как хотят этого родители, невозможно. Перевести в другой класс, школу или на индивидуальное обучение мальчика нельзя без согласия его мамы. Мама, назовем ее Светлана, решение вопроса в таком ключе отвергает, не хочет потерять классного руководителя:

«Татьяна Аркадьевна — единственный педагог, который нашел подход к моему ребенку. Мы слушаем ее».

Маме не раз рекомендовали показать ребенка специалисту, пройти консультации у психолога, но женщина наотрез отказывается.

«Педагогическое влияние на этого ребенка не дает позитивного результата. Поэтому ребенку необходимо вмешательство узких специалистов. Это было сказано Светлане во время профилактического дня службой по делам детей. Но она от этого отказывается. Своими действиями мать терроризирует учеников 3-го класса, родителей, которые обеспокоены вопросами о жизни и здоровье своих детей. Мать не хочет, чтобы ей помогли», – рассказывает Владимир Матушенко, социальный педагог школы, который поначалу занимался с мальчиком.

Владимир Матушенко

От помощи специалистов Светлана отказывалась и в предыдущей школе, где учился ее сын. Грише еще не подошел ни один коллектив. Мама мальчика об этом не сильно распространяется. Однако директор школы, в которой мальчик провел первые два класса, рассказывает о том, как уже пытались решить отнюдь не новый вопрос:

«Гриша у нас учился 1й и 2й класс. Из пяти классов, которые у нас существуют в школе, Гриша поменял три. Он не всегда умел вести себя на уроке, не чувствовал ответственности за свои действия. Мама прислушивалась к нашим советам, но не всегда им следовала. Мы рекомендовали поменять этому ребенку коллектив, загрузить ребенка дополнительными кружками, привлекать к интересным мероприятиям. Очень малым был позитивный результат этой работы.

Она, как любая мать, любит своего ребенка. Но она в любой ситуации оправдывает Гришу. Иногда это было оправданно, иногда — нет. Мы часами разговаривали с мамой, почти каждый день. С родителями, когда они приходили с жалобами. Я думаю, что ребенку нужна психологическая консультация, его нужно показать специалисту. Ему нужно помочь. У него нет модели поведения, которой бы он следовал». – Валентина Максименко, директор 125 школы.

Валентина Максименко,

Предыдущую школу Светлана с сыном решили оставить:

«После второго класса мама обратилась с заявлением о том, что они уезжают в Болгарию к отцу. Других причин не было, Светлана Александровна говорила, что ее устраивает класс, что учительница нашла к Грише подход. А потом, как оказалось, в августе, когда они вернулись, они обратились в 121 школу», – Валентина Максименко, директор 125 школы.

О причинах резкой смены учебного заведения можно только догадываться. Тем не менее, проблемы были, и они, к сожалению, остались. История повторяется.

«Учился он в нашем классе, он избивал моего ребенка, я написала 5 заявлений у директора. Я была очень рада, когда он ушел оттуда», – не без слез рассказала мама одного из учеников из прошлой школы Гриши. «От помощи психолога Светлана отказалась, сказала, что у нее ребенок нормальный. Это вы все ненормальные. Я своего ребенка учу защищаться».

Конфликтов пытались избежать, не выпуская Гришу далеко из поля зрения:

«У нас было принято такое решение, что учителя водили Гришу по школе за руку. Поведение было предсказуемым. Если мы видели, что у Гриши начались агрессивные действия, то учитель брал его за руку водил по школе, чтобы избежать конфликтных ситуаций», – рассказывает директор 125 школы.

Теперь мама Гриши постоянно находится в стенах школы, контролируя ситуацию на переменах. Светлана все же твердо стоит на своем и не дает в обиду своего ребенка:

«У моего ребенка агрессии нет. У моего ребенка проблем нету. Пусть родители перестанут настраивать своих детей против Гриши», – говорит мама мальчика.

Нынешняя учительница Гриши признается, что не может полностью контролировать его поведение:

«Я не могу гарантировать детям безопасность. Я не могу контролировать эмоции этого ребенка. Предвидеть, каким будет его поведение через секунду. Если у мамы много претензий на счет того, что ребенка обижают, может, стоит поменять коллектив, чтобы ее ребенку было комфортно?», — Татьяна Логачевская, учитель младших классов.

Татьяна Логачевская

Мама Гриши входит в положение классного руководителя, но переводить сына в другую школу или класс не собирается:

«Я могу понять классного руководителя. Она одна – их много. Когда я один на один разговариваю с классным руководителем, она хорошо говорит о Грише. Я благодарна Татьяне Аркадиевне за то, что она нашла подход к моему сыну. Она ему нравится, он ее слушает. Она подтверждает: на уроке — все хорошо. Грише очень нравится наш классный руководитель и мне тоже. Единственное, есть проблемы с социальным педагогом, родителями, их много, и директором, которая так же на поводу у всех идет».

В школе, где сейчас учится Гриша, ситуация накалилась настолько, что родители не пустили своих детей на занятия. Их требованием было исключить Гришу из 3-А класса, потому как дети вынуждены терпеть издевательства неконтролируемого одноклассника. В школе проблему пытаются решать толерантными методами: беседами и бесконечными разъяснениями. Эту ситуацию описывает следующий диалог отца с ребенком:

— Папа, а ты знаешь, а нам Гришу нельзя трогать.

— Как это?

— Он нас может бить, а мы ему не имеем права дать сдачи. Нас Гриша бьет, а мы должны развернуться и уйти.

— Нужно защищаться! Ты пацан растешь, ты должен защищаться.

— Нет, нам сказали, нас накажут.

Светлана, в защиту своей позиции, убеждает родителей в обратном. В том, что это ее сына Гришу обижают:

«Привожу я ребенка своего в школу, он переобувается, мы заходим в класс при этом одна из мам кричит: «Дети, как я вас научила? Что вы должны делать? Бить Гришу!»

И все-таки, как бороться, если разговоры и попытки манипуляций со стороны родителей (не пускать детей в школу) не помогают, а закон об образовании не имеет действенных инструментов решения подобных вопросов? Поможет ли вмешательство правоохранительных органов? Полиция дает свои рекомендации, как поступать в дальнейшем с драками в классе:

«Согласно закона процедура такая. Вы вызываете карету скорой помощи, она осматривает ребенка, все фиксирует. Эти данные, сообщение, о том, что оказана помощь несовершеннолетнему, больница передает нам в полицию, вы говорите, что это хулиганство. Мы выезжаем, общаемся с этими родителями, вы пишете заявление. Далее мы даем направление на судмедэкспертизу. Вы должны ее пройти. Когда вы на руках имеете заключение эксперта, и вот на основании этого мы имеем право возбуждать уголовное дело». – Юрий Гусев, инспектор по ювенальной превенции Покровского отделения полиции в городе Кривой Рог.

Насколько этот метод является действенным – тоже вопрос. Согласно медреформе, скорая на такой вызов уже не приедет. Не факт даже, что после снятия побоев заведут уголовное дело. Сколько раз нужно будет так прокатиться – неизвестно.

Педсостав школы призывает родителей к толерантности по отношению к Грише. Но родители не понимают, почему их дети должны страдать из-за одного ученика. Вернее, проблему больше видят в его матери:

«Ребенок – конфликтный, и мы замечаем это уже не по одному учебному заведению. Мы находимся в одном коллективе. Мы пытались договариваться. Но каждый день происходят какие-то конфликтные ситуации, где бьют наших детей и тут уже не до договоров.

Это ребенок, у него есть своя мама, которая должна научить его правил поведения в обществе, морали, этике. Получается, у нас претензии к маме. Мы просили маму, на что она ответила: «У меня нормальный хороший ребенок, это ваши все плохие». Мама не идет на уступки, она не слышит нас», — Анастасия – мать одноклассника.

После всего произошедшего в школе провели расширенное родительское собрание, где присутствовали представители местных органов управления образования, служба по делам детей, представитель полиции. Светлана пригласила своего психолога, который работает с мальчиком и отмечает позитивную динамику в поведении Гриши. Но и это не поспособствовало в решении споров.

«На сегодня ситуация осложняется, не только межличностными отношениями детей, но и родителей. Это переросло в ту стадию, когда нужно вмешиваться и решать этот вопрос. Собирали родителей, собирали специальную комиссию с помощью которой старались решить ситуацию. На базе расширенного родительского собрания были приняты ряд решений, которые, на мой взгляд могли бы спасти ситуацию. Но мама мальчика отвергла предложения и категорически отказалась от сотрудничества». – директор школы, Сусанна Парахина.

Сусанна Парахина

На этом расширенном собрании после двух часов разговоров директором было предложено: возобновить с Гришей систему психологических консультаций, которая была рассчитана на 3-4 месяца, возобновить учебный процесс в 3-А классе, а также исключить постоянное нахождение в школе мамы Гриши, что, по словам директора 121 школы, очень мешает воспитательному процессу в стенах учебного заведения.

«Вы нам в школе не нужны. Я прошу Светлану Александровну не присутствовать в школе», — обратилась директор к маме школьника.

Но Светлана по-прежнему непоколебима. В который раз отказалась принять рекомендации. Родители пригрозили всем классом перейти в другую школу.

Читайте также : «Ноев ковчег» на берегу Днепра: что за странное сооружение пришвартовалось на Фестивальном причале?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
  • 15
    Поделились

Инна Листофорова

Редактор сайта "Акцент", журналист

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: