Антикоррупционный суд: мертворожденное дитя украинской Фемиды?

Перед Новым годом Президент Украины Петр Порошенко подал в Верховную Раду законопроект об Антикоррупционном суде.  Эксперты весьма неоднозначно высказались о документе. Среди главных упреков –  не учтены рекомендации Венецианской комиссии,  а работу суда изначально «парализуют» непрофильными делами.

Вот основные претензии общественности к законопроекту:

Во-первых, законопроект предусматривает, что Антикоррупционный суд будет рассматривать дела не только Национального антикоррупционного бюро, но и других силовых органов. Это может привести к чрезмерной загрузке суда и блокирования его работы.

Во-вторых, некоторые подследственные НАБУ направления суд рассматривать не сможет, в то же время на него будет возложена рассмотрение, казалось бы «непрофильных» дел — в частности, по обороту наркотиков. Это фактически завалит суд огромным количеством дел и затормозит его работу.

В-третьих, Общественный совет международных экспертов, который будет оценивать кандидатов в судьи, не будет иметь права вето на кандидатуры. Окончательное слово остается за Высшей квалификационной комиссией судей, которую трудно назвать независимым органом.

В-четвертых, строгое соблюдение заоблачных критериев, предъявляемых к будущим судьям, приведет к тому, что таких людей просто не смогут  найти, и в Антикоррупционном суде некому  будет работать.

В-пятых, остаются лазейки, когда дела, подсудные Антикоррупционному суду, смогут рассматриваться в других судах 

Мы спросили у известного украинского политолога Андрея Золотарева – в чем же главная «зрада» многострадального законопроекта.

Давайте проясним для начала — действительно ли Антикоррупционный суд решит проблему коррупции в Украине?

Этот Антикоррупционный суд будет неэффективным. Если бы он администрировался независимо от украинского правительства и  формировался под патронатом наших внешних партнеров, которые имели бы существенное влияние на его работу, тогда бы эта система заработала. Нам бы удалось сделать то, что сделала Лаура Ковеши, которая отправила за решетку три тысячи представителей румынского политического и бизнесового бомонда. Большинство читает, что за взятки, но это не так.  В основном, 80% сели за конфликт интересов. А дальше, представьте, наши партнеры обуславливают предоставлением очередного транша МВФ криминализацию конфликта интересов.  Можете себе представить, какие тектонические стыки произойдут!  Лично я противник создания такого рода институций, поскольку есть такое понятие, как суверенитет страны. Это же, по сути, в наших реалиях означает переход страны под внешнее управление.  Фактически, Запад получает очень серьезный инструмент, который позволит перетряхивать наш бизнесовый и политический бомонд, как Западу захочется. Для того, чтобы Украина была максимально управляемая и отвечала тем геополитическим задачам, которые видят иностранные партнеры, для этого и нужен Антикоррупционный суд.

Очень долгое время президент откладывал его  создание.  А под конец года Петр Порошенко внезапно лично подал на рассмотрение в ВР законопроект об Антикоррупционном суде. С чем это связано?

Порошенко, столкнувшись с очень жестким давлением Запада, понял – денег не будет.  Когда предстоят достаточно серьезные выплаты в 2018 – 2019 годах, это означает подставиться, это означает обнулить свои шансы на переизбрание. С чем, естественно, Порошенко категорически не согласен.   Он уступает.  Но эта уступка Порошенко говорит «да, но нет Антикоррупционному суду».  Вот такой манипуляционный прием.  То есть, он соглашается, но тут же выставляет такие юридические и экономические растяжки, которые позволят ему нейтрализовать вот этот эффект влияния Запада.

В законопроекте поданным президентом выставлены очень ужесточенные критерии для отбора судей в Антикоррупционный суд. Не окажется ли так, что в Украине попросту не найдут достойных кандидатов и поставить на эти должности будет некого? Зачем выдвигаются такие требования?

Вся эта история с Антикоррупционным судом – это элемент борьбы американского чужого с отечественным чужим. Но, кто бы ни победил в этой борьбе, украинцы уж точно не выиграют.

Сейчас, в интересах Порошенко, чтобы эта вся история бесконечно тянулась, чтобы не нашли кандидатов, чтобы он смог сказать —  мол, видите, я сделал все, что смог, но вы выдвинули слишком высокую планку требований и не нашлось достойных кандидатов. Вот это и есть формула «ДА, но НЕТ».

Задача этого Антикоррупционного суда – это «СТОП Коррупция». Это не разбираться с директором школы, который взял там тысячу долларов за правильный аттестат. Речь идет о  председателях районных администраций и заканчивая чиновниками высшего ранга. В этом и кроется причина затягивания президентом создания Антикоррупционного суда таким, каким его видят западные партнеры.

  • 6
    Поделились

Юлия Ильницкая

Редактор сайта "Акцент", журналист, корреспондент.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: